Дела давно минувших дней Сенницы

Category: Достопримечательности Published: 03 September 2017
Written by Super User Hits: 312

Село Сенницы расположено на левом берегу одноименной речушки, превратившейся ныне в сущий ручеек. Названа Сенничка (или Синичка, отсюда и по-разному произносимое название села, Сенницы-Синицы) так потому, что когда-то ей хватало сил заливать прибрежные луга, питать их водами и способствовать, таким образом, богатым урожаям сена.
При археологических раскопках в этих местах была найдена гончарная керамика, датируемая XII – XIV веками. Значит, уже тогда поселение существовало. Было оно значительно больше, чем сейчас, и включало в себя три слободы. Последняя из них, Кудрино, тянулась аж до берега Осетра. Однажды кудринские крестьяне стали свидетелями необычного зрелища – по реке плыли нарядные струги. То Иван Грозный с сыном Иваном двигались в Зарайск поклониться чудотворной иконе Николы Заразского. Предание гласит, что, возвращаясь обратно, царь узнал об изгнании крымских татар из Серпухова. Иоанн распорядился сделать остановку, разобрать один из стругов и выстроить церковь в ознаменование победы. Позже вокруг церкви возник и погост, называвшийся Спас-Дощатый. Сейчас на месте кудринской слободы раскинулся лес, именуемый «Сечи».
Интересна сельская церковь, храм Вознесения Господня, построенный в нынешнем его виде еще сподвижником Петра I князем Матвеем Петровичем Гагариным (скорее всего, в другом виде храм существовал и ранее – ведь в Платежных книгах 1595 года Сенницы уже числятся селом). Сохранилась даже одна из надгробных плит князей Гагариных – в стене нижней церкви. После революции 1917 года церковь была варварски разграблена, а последний священник - расстрелян в 1937 году. В храме, как это было заведено в те времена, устроили склад. Вновь действовать храм Вознесения начал лишь несколько лет тому назад…

 

Но самый большой интерес у забредающих в Сенницы туристов и отдыхающих вызывает бывшее графское имение, ныне разрушенное и разоренное, но прочно окутанное флером тайн и историй. Это почище «Бронзовой птицы»! Кстати, и сокровища там пытались искать, да все напрасно.
Как причудливо тасуется колода…
В конце XVI – середине XVIII веков Сенницы принадлежали князьям Гагариным. Род этот в истории небезызвестен и ведет свое начало аж со Всеволода Большое Гнездо (его младший сын и стал родоначальником Гагариных). Из всех князей наиболее колоритной фигурой был Матвей Петрович Гагарин, как уже упоминалось, сподвижник Петра Великого. Он не только построил каменную церковь вместо деревянной, но и обзавелся в Сенницах очень неплохим домом со слюдяными окнами и одной из комнат, обитой кожей и содержащей дубовую мебель (роскошь по тем временам). И это было только одно из многочисленных имений. Дело в том, что у Гагарина во власти была целая Сибирь, золотое дно, из которого князь успешно тянул денежки, – подобно нынешним олигархам. Только вот в отличие от современного правительства, Петр, когда узнал о злоупотреблениях, жестоко покарал Матвея Петровича. Он был повешен в Санкт-Петербурге, на площади перед Сенатом, в назидание другим лихоимцам. Похоронен князь был в фамильной усыпальнице в сенницкой церкви. Имение унаследовал сын казненного Алексей Матвеевич. Через него село и усадьба попадают к не менее известным в истории государства Российского аристократам – князьям Голицыным.
Дело в том, что, согласно «Запискам императрицы Екатерины Второй», ее тогдашний камергер, позже - фельдмаршал, Александр Михайлович Голицын, влюбился во фрейлину императрицы Анастасию Гагарину. Но пока он просил руки девицы у государыни, молоденькая и хорошенькая Анастасия Алексеевна слегла с горячкой и, когда разрешение было уже получено, безвременно умерла. Князь позже утешился, женившись на ее сестре, красавице Дарье. Супруги Голицыны были в числе приближенных к Екатерине II, вели светский образ жизни и постоянно устраивали балы, впрочем, все больше в Санкт-Петербурге. А в Сенницах Александр Михайлович выстроил новый дом (кстати, на том же самом месте воздвигнет потом свои хоромы последний владелец имения граф Келлер).
Голицыны были бездетны, и усадьба с селом после кончины Александра Михайловича и Дарьи Алексеевны перешли к старшей сестре княгини, Анне, а от той – к дочери Софье Матюшкиной, ставшей позже графиней Виельгорской. Затем имение досталось сыну Софьи Дмитриевны, Михаилу.
Граф Михаил Юрьевич Виельгорский был дружен со многими великими и известными русскими писателями и поэтами, в том числе с Пушкиным, Лермонтовым, Гоголем, Тургеневым. Был знаком с Шопеном, Листом, Шуманом… Сам был прекрасным музыкантом, композитором и литератором, имел блестящий ум и образование. При Павле I получил звание гофмаршала. Меценатствовал, помог Гоголю издать «Мертвые души», поставить на сцене «Ревизор»… Однажды Карл Брюллов взялся написать портрет поэта Жуковского, а затем граф Виельгорский и сам Жуковский продали его за 500 рублей августейшему семейству. На деньги, добытые таким хитроумным способом, был выкуплен Тарас Шевченко, бывший крепостной обрел волю... Как писал Пушкин, именно граф Виельгорский подал ему идею для будущего «Медного всадника», некоторых стихотворений. Михаил Юрьевич был и у смертного одра гениального поэта… Несмотря на все замечательные качества, таланты и деяния, Виельгорский остался незамеченным в русской истории (его имя упоминается лишь в записках знаменитых друзей), незамеченным в лучах славы Пушкина, Лермонтова, Гоголя и других. Кстати, с Гоголем Михаил Юрьевич чуть было не породнился: тот был увлечен его дочерью Анной или, как ее называли домашние, Анолиной, Нози. Но в браке писателю было отказано, и Анна чуть позже стала княгиней Шаховской и рано умерла, оставив дочь Марию. Эта самая дочь и стала последней владелицей Сенниц, графиней Келлер…
Но не будем забегать вперед, стоит упомянуть еще один эпизод из жизни Михаила Виельгорского. После смерти своей жены Луизы Карловны (кстати, внучки регента Бирона) и сына Михаила (еще один сын, Иосиф, умер раньше), граф приехал в Сенницы. Было это в 1856 году. Там он музицировал для соседей, бродил по роскошному парку и вспоминал, быть может, дни ушедшие, когда жива была умница Луиза Карловна, по имению бегали его дети, а сельские девушки в ярких сарафанах рвали липовый цвет… Сейчас те липы целы и составляют замечательную аллею. Вот только рвать цвет с них уже нельзя – слишком высоки… По прибытии из Сенниц в Москву граф Виельгорский скончался.

  • УЖД Зарайска_2
  • Храмы Зарайска и Зарайского района_4
  • Зарайск поздним вечером
  • Фотографии из Сенниц_5