Зарайск, все о достопримечательностях города

Последними владельцами сенницкого имения стали граф Федор Эдуардович Келлер и его супруга Мария Александровна, в девичестве Шаховская. Графиня проводила в Сенницах немало времени, да и граф заново отстроил усадьбу, разбил роскошный парк… Вот почему бывшее имение до сих пор называют графским – именно Келлеры остались в памяти местного населения, сохранилась и часть их вещей, построек. О них говорят как о мудрых и благородных людях. До недавних пор были живы даже очевидцы событий начала XX века (не знаю, к сожалению, в здравии ли они сейчас). С М.Е. Макуниной и А.И. Астахиной удалось побеседовать Н.К. Букринской, автору книги «Сенницы. Усадьба и владельцы», вышедшей в этом году. Нина Константиновна, которую давно интересовала судьба людей, живших в Сенницах, и история самой усадьбы, буквально по крупицам, используя архивы, литературные источники и рассказы людей, восстановила ход событий. Мне же удалось побеседовать с потомками тех самых крестьян, что общались некогда с графиней Марией Александровной Келлер. Однако обо всем по порядку.
Ко времени женитьбы на 21-летней Марии Шаховской Федор Эдуардович Келлер уже был известным в России военачальником, героем русско-турецкой войны. Через год после венчания у супругов родился сын Александр, а чуть позже - дочь Мария. Правда, девочке суждено было прожить лишь девять лет. Однажды, катаясь на санках в Сенницах, она неудачно съехала с горы и ударилась головой о дерево. Спасти девочку врачи не смогли. Безутешный отец распорядился возвести на территории усадьбы усыпальницу, остатки которой сохранились и доселе. Над гробницей была сооружена оранжерея, наполненная тропическими растениями. Жительница Сенниц Зинаида Сергеевна (фамилию не назвала) рассказывала, как мать живописала этот роскошный мини-сад, обрамленный всегда цветущими розами. Среди растений виднелось распятие с лампадой. «В обстановке этой усыпальницы есть что-то необычное, радостное, чувствуется какая-то светлая христианская надежда, не затмеваемая черной тенью смерти…» - так писал о фамильном склепе графов А. Г. Авчинников в своей книге «Памяти Ф.Э.Келлера». Среди крестьян ходили легенды, что после смерти графа Келлера супруга распорядилась подвесить гроб с телом на цепях. Интересная версия, чем-то напоминает сказку Пушкина. Граф на самом деле был похоронен в фамильной усыпальнице, там же позже был погребен его трехлетний внук Федор. Но никаких цепей и в помине не было.
Во времена Келлеров Сенницы были богатым селом. Крестьяне занимались не только земледелием, но и ткацким делом - у некоторых в горницах стояли деревянные ткацкие станы. Были в селе и небольшие кирпичные заводики. При Келлерах работали даже электростанция и мельница. Правда, с приходом советской власти все это закрыли и "реанимировали" лишь позже. "Я девчонкой туда бегала. И очень боялась мельника - грозного такого, всего в муке" - смеется Зинаида Сергеевна. В разрушенном здании обнаружились остатки некоего механизма с датой выпуска - 1940 год. Видимо, электростанция (или мельница?) просуществовала достаточно долго, хотя сейчас от здания остался один остов.
Графиня Мария Александровна построила в Сенницах школу, больницу, богадельню и содержала их. Была попечительницей Сенницкого земского училища. Помогала неимущим крестьянам деньгами. Все погорельцы шли к ней. А так как дома часто вспыхивали из-за детских шалостей (малыши оставались дома, пока взрослые были заняты работой), графиня придумала организовать детские ясли. Бесплатные, конечно. Там ребятишек кормили, за ними приглядывала специально приставленная воспитательница и дети постарше. Питомцам даже сшили специальную одежду для яслей. А когда за детьми приходили родители, кормили и их, тоже бесплатно. Еще и баранок давали с собой.
Графиня приезжала в Сенницы на лето, и по этому поводу в селе устраивался большой праздник. Приезда ждали, как манны небесной. Всегда выходили встречать, заранее готовили усадьбу. Мария Александровна привозила с собой подарки и щедро одаривала крестьян деньгами. А с наступлением вечера устраивался фейерверк, посмотреть на который приходили даже из окрестных деревень. Гулял народ в такие дни до утра. Да и в барском доме шло веселье.
В то время на территории, прилегающей к усадьбе, был разбит роскошный парк с несколькими аллеями. Конечно, его созданием занимались и предыдущие владельцы, начиная с Гагарина (ведь вначале эта местность была безлесной). Но основные посадки велись при Келлерах. Этим занимался ученый-лесовод Рудольф Юльевич Обрехт. Даже сейчас, если приглядеться, можно увидеть великое разнообразие деревьев, собранных со всех уголков земного шара. Есть здесь манчжурский орех, австралийская ель, потрясающие лиственничная, дубовая, липовая аллеи... Мария Александровна Келлер, любившая бродить по парку, устроила хитроумный лабиринт - чуть углубленные дорожки петляли меж деревьев и несведущих могли завести в тупик или водить по кругу. Деревья в парке были посажены в геометрическом порядке, рядом благоухали великолепные цветы и кусты сирени, неподалеку размещались плодовые сады…
Спокойная, размеренная жизнь графини и ее «подопечных» была прервана трагическим известием: 18 июля 1904 года в бою с японцами (шла русско-японская война) граф Федор Эдуардович Келлер погиб. Был он тогда в чине генерал-лейтенанта. Просясь на эту войну, граф, тогда уже отставник, писал императору: «Жизнью я не дорожу, карьеристом никогда не был, и влечет меня вовсе не жажда отличий». Если рассмотреть послужной список Келлера, становится ясно, что карьеристом он действительно не был, жил и умер во славу Родины. В последний путь графа провожали толпы сенницких крестьян, а также делегации из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринослава… Фамилия графа Келлера выбита на почетной доске российских героев в церкви Пажеского корпуса, ныне – Суворовского училища, а в Зарайске установлен мемориальный комплекс «Защитникам русского государства, гражданам Зарайского уезда, генерал-лейтенанту Ф.Э. Келлеру и генералу А.П. Меженинову».
Сенницы принадлежали тогда к Зарайскому уезду, да и сейчас этот район начинается прямо за лиственничной аллеей. Все изменила революция. Вихрь ее сметал все на своем пути. Добрался он и до сенницкой усадьбы. Графиня Мария Александровна тайно покинула имение то ли в 1919-м, то ли в 1920-м году и некоторое время жила в Зарайске в семье Нолле. Затем графине удалось перебраться во Францию вместе с внучкой Машей, вскоре к ним присоединился и сын Марии Келлер Александр со своей семьей.
Узнав, что имение покинуто, местные жители сначала не посмели нарушить его границ – из уважения к хозяевам. Лишь когда по распоряжению властей началась «экспроприация», население ринулось за лакомыми кусками. Хватали даже фотографии, говорят, ими тогда был усеян весь дом. Разорили и усыпальницу – искали золотую шпагу, которой был награжден граф Келлер. Александра Ивановна Астахина рассказывала, как девчонкой она лазала в склеп – там, в глубине, стоял открытый гроб графа и еще два небольших гроба, а рядом стояли необыкновенной красоты венки из розового мрамора… Куда делись потом тела, неизвестно, да только при советской власти в усыпальницу стали сваливать силос.
До недавних пор в парижском доме престарелых жила (а может, и сейчас жива) Мария Александровна Келлер-Шаховская, та самая Маша, с которой бежала во Францию графиня Келлер. В 2002 году ей было 92 года, но она прекрасно помнила события начала XX века и свое родовое поместье. Кстати, фамилия ее матери была добавлена к отцовской, как знак исчезновения рода… Последний граф Александр Федорович Келлер покоится на кладбище Сен-Женевьев-Де-Буа в предместье Парижа. Простой крест на его могиле вскоре будет убран – французы довольно быстро продают землю вновь, если за захоронением никто не ухаживает.
Печально я гляжу…
Графского дома давно уж нет: его сжег проворовавшийся директор детского дома, располагавшегося там какое-то время. Дом горел неделю, и его никто не тушил, вспоминала Александра Ивановна Астахина, очевидица событий. Многие вещи из имения были переданы Зарайскому музею, в том числе богатейшая библиотека, зоологическая и орнитологическая коллекции, собранные Александром Федоровичем Келлером, его гербарии, а также фотографии, мебель, утварь… Большая часть переданного была утрачена.
А в имении сохранилось обветшавшее здание, в котором располагалась когда-то кухня и жила графская экономка. Там и сейчас живут люди. Галина (фамилию не назвала) приехала сюда отдохнуть из Серпухова. Говорит, что часть дома принадлежит ей по праву, есть и соответствующие документы. Вполне возможно, ведь во время Великой Отечественной войны туда были заселены погорельцы, а позже они получили документы на это жилище взамен сгоревших домов. Сейчас, правда, периодически наносят визиты какие-то люди из Москвы и требуют очистить помещение. Мол, государственное оно.
Дело в том, что усадьба представляет собой историческую ценность. И вспомнил про нее не так давно Государственный музей «Московский Кремль», взял часть земли в аренду и решил устроить в наиболее сохранившихся зданиях – бывшей конюшне (она же школа) и доме управляющего Обрехта - пансионат для своих сотрудников. Здания были отреставрированы, и очень неплохо – денег потрачено уйма. Внутри, правда, все оформлено не под старину, там евроремонт с ковролином на полах. Но снаружи здания выглядят очень старинно и благородно. Затея была неплоха, и в ней, надо заметить, принял участие покойный ныне Герман Титов. Начали, вроде бы, приводить в порядок парк… да тут пришла к власти новая начальница – «Московский Кремль» возглавила Елена Гагарина. Исторический парадокс: фамилия, с которой началась судьба усадьбы, всплыла вновь – некоторые видят в этом дурной знак, мол, с чего началось, тем и закончится. Только вот Елена Юрьевна к тем князьям никакого отношения не имеет. А вот к первому космонавту – самое прямое, она дочь Юрия Алексеевича Гагарина. Так вот, приехала как-то Гагарина в Сенницы, осмотрела все и «махнула шашкой»: «Нам это не нужно. Слишком далеко». И остались отреставрированные и «упакованные» дома стоять, а стережет их табличка, запрещающая вход. Гагарина почему-то передала усадьбу в ведение Министерства культуры, хотя не имела на это никакого права – земля-то была в аренде. Однако, вероятно, поэтому и стали заявляться к местным жителям некие бесцеремонные личности.
А еще на территории имения, прямо на месте разрушенного графского дома, вот уже несколько лет подряд поселяется трудовой лагерь из столицы. Интернатские детишки под надзором старших пытаются «привести в порядок парк». Разрыли лабиринт, отчего вековые деревья стали сохнуть. Их методично вырубают. Как говорят местные жители, лагерь стремится отвоевать себе постоянное место дислокации, расчищает, так сказать, плацдарм.
Может, конечно, я и не права, критикуя некоторые начинания. Но как-то уж слишком бессистемно все делается. А ведь, вспомним, даже парк-лес сажался по системе. Сейчас он зарос, и лишь изредка мелькнут в траве мелкие маргаритки – потомки тех, что цвели шапками на огромных клумбах. Каскад прудов обмелел из-за построенного шлюза, зарос и загажен гусями. По усыпальнице бродит ветер и летают фантики. Лишь деревянный крест (явно не вековой давности) напоминает о скорбной миссии постройки.
Что с тобой будет, сенницкая усадьба? Погибнешь ты, как болтают злые языки, или найдутся-таки новые меценаты в родном крае, которые займутся твоим восстановлением? А может, когда-нибудь здесь еще будут водить экскурсии гиды?..

 

История в лицах
Мария ДУБРОВСКАЯ.
Фото В.СИЛЬЧЕВА
и из книги «Сенницы. Усадьба и владельцы».

Купить билет на автобус в Зарайск

  • Мост через Осетр.
  • Плотина на реке Осетр зимой
  • Зарайская центральная районная больница
  • Постамент при въезде в Зарайск